Погружение на Тислгорм

Во время нашей зимней поездки на Красное море нам посчастливилось опять соприкоснуться с удивительным миром подводного царства, сокрытого от посторонн...

Погружение на Тислгорм

Во время нашей зимней поездки на Красное море нам посчастливилось опять соприкоснуться с удивительным миром подводного царства, сокрытого от постороннего взгляда толщей воды.

Зима в Египте скорее похожа на теплую весну. Погода была к нам благосклонна: море спокойным, небо безоблачным, вода прозрачной. Обитатели царства Нептуна вволю резвились в изумрудной воде, переливаясь всеми цветами радуги в лучах солнца. Ведь для всех обитателей этого дивного мира наступает короткая передышка, когда количество больших, неуклюжих, громко дышащих и пускающих пузыри, машущих ластами, руками и лезущих во все дыры дайверов несколько уменьшается.

Вдоволь насмотревшись на многообразие подводной флоры и фауны, насладившись красотами коралловых садов и причудливых узоров каньонов, щелей, проходов, мы отправились далее для того, чтобы увидеть грандиозный подарок миру безмолвия, дело рук человеческих – затонувший корабль. В разных морях, в разных местах мы видим следы этих жертвоприношений Нептуну, которые всегда связаны с трагедией.

В этот раз наш путь лежал к затонувшему во время Второй Мировой Войны британскому грузовому судну «Тислгорм».«Тистлегорм», что в переводе с галльского означает «Голубой чертополох», был спущен на воду 9 апреля 1940 года в Сандер-лэнде, Англия. Его длина составляла 126 м, а грузоподъемность – 5000 т, скорость – 10 узлов. Использовались паровые котлы на угольном топливе. Построенный на корабельных верфях «Томсон и сыновья», корабль был приобретен компанией «Албин Лайн ЛТД».Судно было зарегистрировано страховым агентством «Ллойд» как одно из ста первоклассных судов. По причине военного времени корабль был оснащен пушкой калибра 3,5 мм, зенитной пушкой и тяжелым пулеметом.Первое плавание судно совершило к берегам Северной Америки с грузом запасных деталей для самолетов. Второй рейс был к берегам Индии, а третий — в Аргентину. Четвертое задание оказалось для «Тистлегорма» трагическим и последним. В листке назначения значилось Красное море. Выйдя в первую неделю сентября из Глазго, после короткой остановки в Кейптауне для пополнения запасов угля, «Тистлегорм“ взял курс на северо-восток. Проплыв все Красное море, корабль достиг пролива Гобал, где в 1 час. 30 минут в октябре 1941? г. был атакован немецким тяжелым бомбардировщиком и затонул.“Тистлегорм» был атакован эскадрильей тяжелых немецких бомбардировщиков «Хенькель 111», базировавшейся на острове Крит и проводившей военные действия вдоль Синайского побережья. После световой атаки, немецким пилотам не составило труда найти цель, так как весь караван, состоявший приблизительно из 20 судов, стоял достаточно скученно.

Летчики выбрали для атаки тот корабль, который, судя по виду, вез самое большое количество грузов. Зенитчики «Тистлегорма“ даже не успели зарядить пушку к тому моменту, когда первые бомбы упали на палубу в зоне трюма №4. Немецкие летчики не имели представления, насколько был важен груз судна.«Тистлегорм» — новейший из кораблей компании «Албин лайн» — вез боеприпасы, снаряжение и технику для Восьмой Британской армии, которая в тот момент под командованием Монтгомери вела наступление против войск генерала Роммеля. На корабле были грузовики «Бедфорд», автомобили «Моррис», мотоциклы «БСА», огромное количество коробок с винтовками «Лин-Энфилд», запчасти, генераторы, солдатское обмундирование, коробки с медикаментами. Кроме того, в трюмах 3 и 4 находился большой арсенал взрывчатки – противотанковые мины, артиллерийские снаряды, патроны и гранаты. На палубе корабля стояли два легких танка, четыре железнодорожных вагона и два паровоза. Там же располагались параваны – приспособления в форме торпед, которые опускались за борт в опасных районах для защиты от контактных мин. Именно колоссальный объем груза стал причиной того, что судно затонуло так быстро. К тому же взорвавшийся груз в трюме №4 разломил корабль на две части.

«Тистлегорм» лежит на территории между рифом Ша’аб Али и западным побережьем Синая к северу от Рас Мохаммед в проливе Гобал. На поверхности воды нет никаких видимых ориентиров, поэтому судно можно найти только с помощью корабельных приборов. Корабль лежит на глубине примерно 30 метров. При погружении спуск и подъем необходимо осуществлять по канату по причине очень сильного и переменчивого течения (на поверхности направление течения одно, а на глубине – противоположное). Наш путь к месту погружения начался с подъема в 3 часа утра. В 4.00. мы были уже в порту, где, следуя за нашим юрким инструктором, используя его опыт и природную русскую смекалку мы успели занять спальные места в каютах, оставив возможность, привыкшим к комфортной жизни иностранцам ютиться в кают-компании 4 часа ходу катера. Предложенный в 7 утра завтрак, мною был категорически отвергнут. Президент нашего клуба, по-моему, вообще не отреагировал на это предложение. И один лишь стойкий body-партнер и вице-президент нашего клуба решил оправдать все затраченные средства, употребив по назначению и наши порции.Прибыв к точке погружения, мы провели брифинг, надели снаряжение, и группой, состоящей из пяти человек: инструктора, меня, Алексея и двух представителей Туманного Альбиона совершили первое погружение на «Тистлегорм». Опустились мы по левому борту на глубину около 20 метров. Алексей опустился на 34 метра, чем облегчил себе жизнь, не испытывая сильного течения и имея возможность фотографировать снизу вверх. Продвигаясь по левому борту в сторону кормы, наша группа вдруг встретила непреодолимое препятствие под названием «человеческий фактор». Наши братья англичане, упакованные по последнему слову дайверской техники, одетые в самые современные гидрокостюмы, вдруг, оказалось, забыли о главном: экипировка для дайвера хотя и важный, но далеко не самый основной компонент. Для совершения безопасных, увлекательных подводных погружений необходимо уметь еще и плавать— сохраняя спокойствие, нейтральную плавучесть, равномерное дыхание. Встретив сильное течение, они начали усиленно молотить ластами, болтаясь вверх вниз и нещадно съедая воздух в баллонах. Видя такое дело наш инструктор решил не испытывать судьбу и резко сократил количество объектов, которые мы смогли бы осмотреть в первое погружение.

Вдали справа мы разглядели лишь силуэт локомотива. Впереди по ходу движения остались нетронутые нами ящики со снарядами, артиллерийские тягачи, 3,5 дюймовая пушка и зенитное орудие (стоящие на корме) из которых мы так и не постреляли. Поднявшись чуть выше борта и пройдя мимо шлюпбалок, мы посетили капитанский мостик и рубку – достаточно просторное помещение с множеством окон и большим количеством света. И здесь нас ждал еще один сюрприз! Не успев себя почувствовать капитанами, или хотя бы рулевыми матросами, мы заметили, что наш англоговорящий друг испытал сильный приступ клаустрофобии. От этой великой радости он съел весь воздух в баллоне. И наше первое погружение подошло к концу. Ухватившись за шимандуры мы болтались на остановке безопасности, с жалостью поглядывая на манометр, который говорил, что в твоем баллоне воздуха еще на 30–40 минут. Пользуясь тем, что внимание инструктора было приковано к англичанам Алексей, пройдя вдоль правого борта, успел сделать хорошие фотографии параванов, железнодорожного вагона и якорной лебедки. Так же нам удалось найти и сфотографировать рыбу-крокодила, безмятежно отдыхавшего на краю палубы.Поднявшись на борт после первого погружения, на брифинге, мы решили, что второе погружение мы совершим втроем, оставив наших союзников греться на солнышке. Тем более что погружение намечалось в трюмы.

Сев на «Зодиак», мы были доставлены к месту второго погружения. С ощущением собственной «крутизны» мы перекинулись через борт лодки, как это делают в кино про суперменов. В этот раз мы быстро достигли нужной глубины и опустились за дымовой трубой, с той стороны разлома, где были ящики со снарядами, раскрытые и загнутые как консервные банки палубные тенты и вход в угольный отсек. Заранее вооружившись фонариками, мы беспрепятственно осматривали все углы и закоулки трюмов погибшего корабля. Выхваченные из темноты лучиком фонарика, рыбки приходили в движение и радовали наш взгляд. Наш инструктор, на удивление нам, выискивал такие проходы, что приходилось втягивать живот, чтоб через них пролезть! Конечно, самым интересным был осмотр трюма, где находились грузовики с мотоциклами в кузовах. Больше всего нас поразило, насколько хорошо сохранилась резина. Все было изъедено ржавчиной и изменено коррозией до неузнаваемости. Было ощущение, что на старые, пришедшие в полную негодность мотоциклы одели совершенно новые колеса. Конечно, было заметно, что не только агрессивная морская среда разрушает содержимое трюмов корабля, но и гораздо более агрессивное человеческое сообщество, которое откручивало и выносило все, что можно было открутить и унести. Было диковинно увидеть отсутствие в грузовиках двигателей и рулей, зеркал и стекол. Много в трюмах было резиновых сапог, которые настолько хорошо сохранились, что так и подмывало взять парочку себе и товарищу. К сожалению, и в наших баллонах давление воздуха напомнило нам о том, что мы гости в этом мире и оставив корабль мы поплыли к ходовым тросам, которые вели нас на поверхность. Понятно, что не раз и не два нужно погрузиться на «Тистлегорм», чтобы получить хоть какое-нибудь представление о нем.Обсудив за ланчем наши планы на будущее возвращение к месту этого wrecka, мы разошлись по каютам, во сне досматривая изумительные картины морской пучины, хранящей величественные останки затонувшего грузового корабля под названием «Тистлегорм».

Понравилась статья? Ей можно поделиться в социальных сетях

14/01/2005

Рекомендуемые материалы